Одри

Сегодняшний день для меня наполнен весной. Я чувствую ее в ворохе бумаг на рабочем столе, в море открытых вкладок браузера, жестяных банках Pepsi, небрежно перемешанных с кипой разбросанных книг, беззаботном щебетании птиц, доносящемся сквозь распахнутое окно и легкой эклектике, царящей вокруг меня сегодня.

Эклектика это джаз, а он в свою очередь навевает на меня легкость. В эмоциях, в отношении к жизни, в походке — во всем. Легкость символ весны и женственности, и поэтому мысли мои хаотически вновь и вновь обращаются к образу моего кумира —  блистательной и неповторимой Одри Хёпберн.

Я восхищаюсь ею с детства, считая ее эталоном красоты, харизмы, силы, таланта и гармонии. Одри всегда казалась мне сногсшибательной, хотя сама она любила повторять о себе, что «не красавица». Впрочем, подобный взгляд на вещи свойственен большинству выдающихся женщин, делающих ставку на свою внутреннюю составляющую, на фоне которой, действительно, внешность уходит уже на второй план.

Одри любила жизнь и относилась к ней легко, но за изящностью ее походки скрывалась, воистину, поступь титана. Я люблю мысленно возвращаться к одной из ее цитат: «Обожаю людей, которые заставляют меня смеяться. Я правда думаю, что смеяться — это то, что я люблю больше всего. Это лечит множество болезней. Возможно, это самое важное в человеке».

1303799-audrey-hepburn

Вот и я так думаю. Чувство юмора лучшее оружие, данное человеку в жизни. Оно не только оберегает его от впадения в сарказм, но и раскрашивает мир вокруг яркими красками. Я не представляю, какой бы я была без своего своеобразнейшего чувства юмора. Тут, пожалуй, на ум приходит лишь одна цитата, на этот раз Фридриха Ницше: «Привычка к иронии, как и к сарказму,  портит характер, она придает ему постепенно черту злорадного превосходства. Под конец начинаешь походить на злую собаку, которая, кусаясь, к тому же научилась смеяться».

Мда, не лучшая модель поведения для женщины, поэтому чувство юмора действительно необходимо. И это обусловлено жизнью, так что Одри как всегда права. Впрочем, правду жизни она излагает со свойственной ей легкостью, а я заворачиваю ее в присущий мне материализм. Но тут уже каждому свое, в конце концов и походки у нас разные, с точностью до наоборот. Моя тяжелая, хоть мысленно я и летаю. Полагаю, это еще один атрибут сарказма.

Смеяться больше, летать чаще, твердо стоять на своих двоих — вот моя формула успеха. И сейчас, допивая очередную жестянку Pepsi, а кто бы что ни говорил, но именно в жестянках вкус в топе, я со свойственным мне своеобразным чувством юмора дописываю очередную главу своей жизни, тем самым открывая новую. Глава за главой, как и день за днем, пишется моя книга под названием Жизнь, и держится она на двух столбах, подобно двум колоннам Храма Царя Соломона. Это стремление стать лучше самой и сделать лучше мир вокруг себя. То, чем, собственно, и занималась Одри всю свою жизнь, честь ей и хвала. И я понятия не имею, куда приведет меня глава, которую я начинаю писать сейчас, но знаю, что в любом случае там будет тепло, потому что там буду я. Одри легкая, а я  — теплая. Хотя судя по походке, ей богу, и не скажешь. Но вы ее не видели, так что… откуда вам знать ))

ShockBlast_audrey_hepburn_9-755x988
Одри Хёпберн  4 мая 1929 — 20 января 1993

 

Реклама